Погода

Галерея

Курсы валют


Жизнь ради жизни

]]>Печать]]>

К 85-летию «Красной звезды»

103_2.jpg...Однажды великого Гёте, смертельно больного, прикованного к постели, спросили, что бы он отдал, чтобы выздороветь и снова встать на ноги, он, не задумываясь, ответил: «Жизнь». Жизнь ради жизни...

Николай Грязнов родился 23 ноября 1913 года в Свердловской области, как он пишет в своей биографии, «...в Нижне-Сергинском заводе Екатеринбургской губернии», в семье служащего. Отец, Иван Григорьевич, до революции работал в конторе переписчиком-разносчиком, потом - счетоводом, бухгалтером. Мать - домохозяйка, умерла от туберкулёза, когда Коле едва исполнилось семь лет.

  Как водится, отец вскоре женился; плохо жилось младшему ребёнку в семье, где верховодила мачеха. На одиннадцатом году, после окончания начальной школы, убежал паренёк из дома и жил на правах беспризорника: питался, что подадут, ночевал, где придётся. Так продолжалось до лета 1926 года, когда Николая, вместе с такими же бродягами, приметили представители власти, определили в спецприёмник, а уже оттуда направили беглеца разнорабочим на фабрику имени Ленина, что находилась в городе Свердловске. Именно здесь Николай начал познавать азы производства, а вместе с этим и продолжал учёбу в местном трёхгодичном ФЗО, по окончании которого получил «звание и специальность высококвалифицированного рабочего текстильной промышленности».

  Энергичного, сметливого парня приметили, направили заведовать базой в г. Оханск, которая в числе многих подобных снабжала сырьём фабрику. Новый администратор не только успешно справлялся со своими непосредственными обязанностями, но и окончил подготовительные курсы Свердловского геологоразведочного института, а параллельно с ним - Свердловский текстильный техникум.

  Шёл 1931 год. Свердловская текстильная фабрика, в штате которой состоял Н. Грязнов, росла, крепла, стала головной в Уральском регионе. Ей хронически не хватало сырья, и Николая отправили в длительную командировку в районы Западной Сибири для «поиска и установления связей с тамошними источниками поставки льна-долгунца». Так, восемнадцатилетний Грязнов оказался в г. Тобольске, где больше двух лет проработал старшим сортировщиком на базе, а уже оттуда был направлен в кооператив «Заготлён» (ст. Омутинка) на должность ответственного исполнителя, а ещё спустя два года - на пост старшего сортировщика объединения «Заготлён» в с. Викулово. Было это в марте 1935 года. Так, Николай Иванович Грязнов вместе с молодой женой Валентиной и дочкой Тамарой стали викуловчанами. Не думал - не гадал в то время уральский посланник, что с этим районом у него будет связано ровно двадцать лет его жизни. Может быть, самых памятных.

  Молодой специалист и семьянин с головой окунулся в работу: объезжал на лошадке льнозаводы, налаживая производство, формировал кадровый аппарат, заключал договоры и т.д., а выдавалось свободное время - занимался житейскими проблемами: супругам выделили жильё на втором этаже двухквартирного дома по улице Пушкина. Начало было положено, но уже в конце лета Грязнова призвали на действительную военную службу в ряды РККА. Долг Родине - превыше всего.

  Службу нёс на Дальнем Востоке, в пехоте, на последнем году, уже, будучи комсомольцем, в звании сержанта числился помполитом роты. Домой вернулся 9 августа 1937 года. И снова - любимая работа, родная семья, в которой уже воспитывалась вторая дочь - Рита, Маргарита.

  В 1939 году, когда Н.И. Грязнов уже работал управляющим конторы «Мясотрест», он был принят кандидатом в члены ВКП(б), а 25 сентября этого же года, решением бюро Викуловского райкома партии утверждён заместителем редактора районной газеты «Красная звезда», под начало также новоиспечённого ответственного редактора И.М. Белова. В общем-то, нежданно-негаданное для него назначение, но вполне объяснимое секретарём РК ВКП (б) Ф. Избышевым: «Надо!». И как не упирался Николай Иванович, как не отговаривался «промышленник-хозяйственник» от бумажной работы, к которой у него «душа не лежала», члены бюро были непоколебимы.

  К своему удивлению, журналистика увлекла Николая: общаться с народом и учиться у него - в этом он видел первостепенный смысл работы в газете. Много ездил по деревням, был частым гостем и на животноводческих фермах, и в поле у механизаторов, не забывал заглянуть к чабанам - овцеводство в районе тогда являлось основной мясной отраслью, «скороспелой», как называли его между собой крестьяне. Одним словом, трудился должным образом, как подсказывала и велела совесть полноправного члена партии (в члены ВКП (б) он был принят в июне 1940 года). А через год грянула Великая Отечественная, напрочь перевернувшая все планы советского народа.

  Уже в первые дни войны многие викуловчане, в том числе и редактор - И.М. Белов, были мобилизованы в действующую армию. Рвался на фронт и Н. Грязнов, но вместо передовой...Омским обкомом ВКП (б) был утверждён ответственным редактором районной газеты «Красная звезда». Но и это назначение не остановило его: он обивал пороги кабинетов начальников, писал заявление за заявлением по инстанциям с просьбой «...освободить и отправить...», и добился-таки того: 8 сентября 1941 года, когда фашистские полчища рвались к Москве, он получил «добро» и повестку из райвоенкомата. В этот же день, попрощавшись с коллегами, обнявшись на прощание с семьёй, он отбыл из Викулово, в которое вернулся ... 12 февраля 1946 года.

  Фронтовая судьба не баловала Грязнова: из дома, без какой-либо подготовки, прямо в окопы передовых позиций, под столицу. Первое время воевал в должности политрука роты, чуть позже был назначен военкомом стрелкового батальона, а в мае 1943 года стал комбатом.

  Но это ещё не все боевые пути-дороги уральца-сибиряка. После окончания высших военно-тактических курсов при Генштабе ВС, куда он был направлен командованием 3-го Белорусского фронта, некоторое время здесь же преподавал «тактику и стратегию боя» молодым офицерам, потом опять «выпросился» в действующие войска, где служил оперуполномоченным контрразведки «Смерш». Долгожданную победу капитан Грязнов Н.И. встретил в должности помощника начальника отдела по боевой и физической подготовке штаба 39-й армии Забайкальского ВО.

  За время войны Николай Иванович побывал на Центральном, Белорусском, Западном фронтах, был дважды ранен: в январе 1942 года в живот, в августе 1942 - тяжёлое ранение в предплечье, а в феврале 1943 - контузия.

  Родина высоко оценила заслуги офицера: ордена Отечественной войны I и II степеней, медали «За оборону Москвы», «За взятие Кенигсберга», «За Победу над Германией», «За Победу над Японией» -- его ратные награды.

  ...Отдыхать фронтовику не пришлось - не до этого было. Хотя, ох, как хотелось! Пять лет без любимой жены, дочерей, без родных и близких людей! Но... Уже в конце февраля Н.И. Грязнов (инвалид Отечественной войны III группы) стал хозяином редакторского кабинета районной газеты вместо тяжело заболевшего Семёна Ефимовича Шамонина. Произошло это назначение не без участия его друга, И.М. Белова, работавшего в ту пору вторым секретарём райкома партии.

  И опять трудовые будни, краше которых для вчерашнего воина ничего не существовало, разве что - семья, в которой Николай Иванович души не чаял.

  Из воспоминаний Н.И. Беловой (Чупиной):

  -- Мы, можно сказать, дружили семьями: папа с Николаем Ивановичем работали вместе, Валентина Петровна - фельдшер Викуловской райбольницы часто навещала маму, болевшую полиартритом, а мы с Тамарой, старшей дочерью Грязновых, считай, росли вместе, в школе учились, отдыхали... Николай Иванович, всегда весёлый, с улыбкой, очень любил свою семью, дорожил дочерьми. Никогда не слышала от него бранного слова, повышенного тона... А девчонок, после поездок в Тюмень, особенно - в Свердловск, просто заваливал подарками - платья, блузки, туфельки... Ругались, если это можно назвать руганью, с Валентиной Петровной только из-за того, что Николай Иванович в любое время года выставлял девчонок на улицу, в том числе и младшенькую Зину, и заставлял вместе с ним заниматься физзарядкой, а после - обливаться холодной водой. Иногда и мне перепадало такое «счастье»...

  Заметные перемены в жизни Н.И. Грязнова наметились в самом начале 1949 года. Причины тому были. Ещё с первых дней редакторской деятельности не заладились у него взаимоотношения, чисто деловые, с председателем райисполкома Ефимом Васильевичем Григоровым, человеком жёстким,  резким, грубым, не умеющим не понимать, не прощать малейших промахов, просчётов товарищей по партработе. Другими словами: был он самонадеянным, самовлюблённым человеком, этаким маленьким «наполеончиком», который всё и везде видел «со своей колокольни». И, что самое главное, такой политикой по отношению к товарищам он частенько подавлял, в этом плане, настрой, волю и помыслы секретарей райкома партии, членов бюро. Именно поэтому многим работникам-партийцам, прямо скажем, неугодным Григорову, приходилось в те годы распрощаться с высокими должностями, и «уходить в народ», исправлять свои ошибки. Так случилось и с Грязновым, который, не выдержав григоровского пресса, на одном из совещаний открыто высказал всё, что думает о чиновнике. Реакция была незамедлительной: заседание бюро райкома и...

  «Тюменский обком ВКП (б) тов. Чубарову.

  Командируя в обком ВКП (б) тов. Грязнова для утверждения директором Коточиговской МТС, сообщаю следующее, что Грязнов продолжительное время настоятельно просит райком ВКП (б) освободить его от работы редактора и утвердить директором МТС. Семья Грязнова, в том числе и жена, с большим желанием ехали в МТС, но в последний день перед отъездом в обком тов. Грязнов сделал устное заявление, что, якобы, его жена не изъявляет желание ехать в МТС, и по этой причине он намерен просить обком ВКП (б) об отпуске его в Свердловскую область.

  В связи с этим прошу поддержать наше решение: тов. Грязнов вполне справится с работой МТС.

                                                 Секретарь Викуловского РК ВКП(б)    Г.Свиридов».

  С этой сопроводительной запиской редактор газеты «Красная звезда» Грязнов прибыл в Тюменский обком ВКП (б) 1 февраля 1949 года, а выбыл из него днём позже - директором Коточиговской машинно-тракторной станции. Большевики церемониться не любили.

  ...Почти шесть лет занимался Н. Грязнов хозяйственной деятельностью, и все эти годы «ходил в не любимчиках» у предвзятого председателя райисполкома. Делал свою работу, как всегда, на совесть, старался во всём помогать рабочим, простым крестьянам, по отзывам старожилов, те отвечали ему взаимностью.

  Из воспоминаний А.И. Нарыгина:

  -- В ту пору мне было 16-17 лет, поэтому я прекрасно, будто вчера, помню приезд Грязновых в Коточиги. Поселилась семья в доме в центре села; рабочие станции помогали разгружать мебель, носили вещи, а мы смотрели... Снег очень сильный валил, все говорили: «К богатству». Именно при нём, в его бытность, отремонтировали контору МТС, разбили около неё сад с яблонями... Помогал Николай Иванович людям техникой: огороды вспахать, дрова, сено привезти... Валентина Петровна работала фельдшером, но почему-то больше находилась в Викулово, наверное, там нужнее была. В 1954 году я ушёл в армию, а когда вернулся, Грязновых уже не было, говорили, что уехали в Свердловск...

  Шесть лет - срок немалый, особенно в тот, послевоенный период, когда не хватало ни техники, ни запчастей к ней, когда каждая гайка была на счету. Но Грязнов был  честным и по-хорошему упрямым человеком, чтобы поддаваться разного рода амбициям, разговорам, наскокам со стороны. Он делал своё дело, несмотря ни на что. И даже тогда, когда жена заявила однажды, что терпение её лопнуло, и она больше не может прозябать в этой глуши, он «проглотил эту пилюлю» молча. Хотя знал, что супруга слов на ветер не бросает. Правда, раза два ходил с рапортом в райком, просил об освобождении с работы в связи с семейными обстоятельствами, но в ответ звучало одно: «Работай!». Только после того, когда Валентина Петровна выполнила свою «угрозу» -- собрала детей и уехала в Свердловск, первый секретарь Викуловского РК КПСС М.И. Чазов удовлетворил просьбу директора МТС.

  ...Последним, кто провожал Николая Ивановича в дорогу, был Иван Белов. Посидели, молча выпили по стопке водки, не зная, о чём говорить, поднялись, пожали крепко друг другу руки.

  -- А знаешь, Матвеевич, -- у порога оглянулся Грязнов, -- я не жалею о прожитых годах, и надо - жизнь бы отдал за них, сколько прекрасных людей повидал за это время, сколькому у них научился...

  Уехали Грязновы, но их ещё долго вспоминали викуловчане тёплым словом. Говорят, осели в Свердловске, говорят, что Николай Иванович возглавлял фабричную многотиражку «Текстильщик», говорят, что он занимал какой-то важный пост аж в Министерстве лёгкой промышленности, творил добрые дела в обкоме партии, говорят... Многое, что говорят в народе, и большинство из того, может быть, чистой воды слухи, но даже то, что действительно сделал Н.И. Грязнов за свой жизненный путь для людей, общества, достойно подражания, это - гражданский подвиг.

                                                                       А. БЕРЕЗИН

На снимке: Н. Грязнов  (фото из личного дела, 1949 год)

        Фото из архива


© ИИЦ Красная звезда, 2009